ПОСМОТРЕТЬ ФОТОГАЛЕРЕЮ САЙТА
27 марта 1999 года - Краснодар.

Суббота 27 марта 1999 года выдалась в Краснодаре тихая и солнечная. Уставшие от зимы горожане старались выехать на дачи, либо просто за город, чтобы провести денек на природе. Из города потянулись легковые автомобили и пригородные автобусы. Примерно в час дня при въезде в Краснодар, на одном из постов милиции для проверки документов пассажиров был остановлен автобус, следовавший по маршруту Ростов-на-Дону - Темрюк. Как обычно в таких случаях, в автобус вошли два милиционера и попросили предъявить документы.

Проверка уже близилась к концу, когда один из пассажиров на просьбу сотрудника милиции предъявить документы внезапно выхватил нож и нанес ему резаный удар. Через секунду в его руке уже был обрез охотничьего ружья двенадцатого калибра. Приставив обрез к голове хрупкой девчушки лет шестнадцати, преступник закричал, что все пассажиры являются заложниками и потребовал, чтобы сотрудники милиции покинули автобус, сопровождая свою речь непристойной бранью. Для того, чтобы не подвергать риску жизни пассажиров, милиционеры подчинились террористу, однако, выйдя из автобуса, заблокировали дорогу перед ним металлическими лентами с шипами. Но обрез был в руках опытного бандита. Продолжая угрожать убийством девушки, он заставил ее мать выйти из автобуса и убрать выставленные милиционерами заграждения, а водителя продолжать движение автобуса через Краснодар в направлении Славянска-на-Кубани. Но путь автобуса был не долог. Городская милиция остановила его на пересечении улиц Дзержинской и Стахановской, преградив путь двумя грузовыми автомобилями и прострелив колеса. Поняв, что мышеловка захлопнулась, террорист открыл огонь по сотрудникам милиции. В городе был введен план "Гроза", согласно которому все спецподразделения Краснодара были подняты по тревоге. Для проведения специальной операции по освобождению заложников был создан оперативный штаб, который возглавил начальник Управления ФСБ России по Краснодарскому краю генерал-лейтенант Е.Л.Воронцов.

В срочном порядке дежурная группа Регионального отдела специальных операций Управления ФСБ России по Краснодарскому краю, называемая по привычке "Альфой", в составе семи сотрудников выехала на Дзержинскую. К этому времени сотрудники отдела борьбы с терроризмом УФСБ края совместно с коллегами из уголовного розыска вступили в переговоры с преступником. Удалось установить личность бандита. Им оказался Константин Романов, тридцати трех лет от роду, дважды судимый за разбой и вымогательство, разыскиваемый в настоящее время Ростовским ГУВД за совершение ряда заказных убийств. Полученная информация говорила сама за себя. Вопреки обычному набору требований, выдвигаемых террористами при захвате заложников, Романов не просил ни валюту, ни наркотики, ни самолет для вылета за рубеж. Требования его были проще и приземленнее: сменить колеса автобуса, простреленные милицией, и позволить автобусу продолжить движение в город Славянск-на-Кубани, там находилась его семья. Преступник заявил, что кроме обреза у него имеется граната Ф-1 и что терять ему уже нечего.

Дежурная группа РОСО на месте ознакомилась с обстановкой и приступила к рекогносцировке для проведения возможной операции по освобождению заложников. Снайперы первыми заняли позиции, позволявшие вести наблюдение за преступником и контролировать ситуацию в автобусе. Не прошло и часа после объявления тревоги, как к месту захвата заложников прибыло необходимое для проведения специальной операции количество сотрудников РОСО.

В результате длительных и сложных переговоров Романов выпустил из "Икаруса" двух женщин, чье психическое состояние было близко к истерике. Остальных заложников он выпустить отказался. Несмотря на то, что обстановка немного разрядилась, в заложниках по-прежнему оставалась шестнадцатилетняя девушка с матерью и четверо мужчин.

Обе женщины, опрошенные порознь, подтвердили то, что террорист, видимо, действительно вооружен гранатой. Их предположения основывались на том, что в правой руке у него обрез, а левую он постоянно держит в кармане куртки. Также они сообщили о том, что Романов, опасаясь огня снайперов, постоянно прикрывается девушкой, как щитом, сидит ли он на месте или передвигается по автобусу. Между тем в процессе переговоров бандит несколько изменил свои требования. Теперь он настаивал на том, чтобы ему подали другой автобус.

Начальник РОСО полковник А.В.Волосников распорядился подготовить такой автобус, куда террорист должен был перейти вместе с заложниками. В то же время снайперам была поставлена задача на уничтожение террориста в момент его перехода из одного автобуса в другой, если это не будет угрожать жизни заложников. Внутри автобуса скрытно разместились четыре бойца "Альфы" с задачей нейтрализовать преступника в момент его посадки в автобус. Водителем этого "троянского коня" был назначен сотрудник РОСО, который перед обезвреживанием бандита должен был произвести отвлекающий взрыв светозвуковой гранаты, закрепленной под бампером автобуса у передней двери. Все было готово, когда в последний момент Романов отказался от другого автобуса и потребовал, чтобы двое водителей, находящихся в заложниках, заменили пробитые колеса. Видимо, мозг преступника лихорадочно искал подвоха со стороны сотрудников правоохранительных органов. Вышедшие для замены колес водители автобуса подтвердили, что террорист вооружен обрезом ружья 12 калибра и, возможно, ручной гранатой, а также то, что настроен он очень решительно. Находившийся на месте событий губернатор Краснодарского края Николай Кондратенко очень переживал за жизнь заложников. Для уменьшения опасности, которой подвергались их жизни он предлагал руководителям операции располагать всеми имеющимися в его распоряжении средствами.

Неожиданно для всех из автобуса вышла мать девушки, которую проголодавшийся бандит отправил за бутербродами и водкой. Романов не сомневался, что мать вернется к своему ребенку.

Приняв спиртного и закусив, он объявил, что если через тридцать минут не закончат ремонт автобуса и не пропустят его в Славянск, он начнет убивать заложников. Переговоры явно зашли в тупик. Слова террориста: "Все мои требования, гражданин начальник, - дай возможность сдохнуть", -окончательно развеяли надежду на мирный исход операции. И тут Романов, впервые с момента захвата, отпустил девушку, которой он постоянно прикрывался. Это было четко отфиксировано снайпером РОСО, но стрелять он не мог, так как зашторенные окна автобуса ограничивали обзор.

Было уже около шести часов вечера. Еще немного, и начнет темнеть, тогда штурм будет невозможным. Противостояние длилось уже несколько часов. Полковник Волосников прекрасно понимал, в каком напряжении находятся его ребята, ожидающие команду на штурм, ведь именно от них зависит исход операции, а значит, и жизни людей. Доклады от снайперов о всех перемещениях террориста поступали регулярно, но он по опыту знал, как начинают слезиться глаза от длительного наблюдения в оптику.

Наконец, после отказа Романова обменять девушку-заложницу на начальника уголовного розыска полковника Таракулова, штаб операции получает "добро" на проведение захвата автобуса. Голос командира в наушниках бойцов: "Всем приготовиться к штурму!", вызвал прилив адреналина в кровь. Мобилизован каждый мускул, каждый нерв. Именно за эти ощущения они и любят свою работу. Доклады командиров групп о готовности следуют один за другим. И вот, словно при запуске космического корабля, начинается отсчет: "Десять! Девять!Восемь!..". Волнение, пришедшее с первой командой, уходит. Все максимально собраны и настроены лишь на четкое выполнение своей задачи.

По команде "Ноль!" начинается штурм. Из-за КамАЗа к автобусу бросается отвлекающая группа. В лобовое стекло бьет длинная автоматная очередь. Как и было рассчитано, террорист поворачивается и стреляет в ответ. Но основная штурмовая группа к этому моменту уже под левым бортом " Икаруса". Здесь у каждого своя локальная задача, отработанная до автоматизма. Вслед за взрывом светозвуковой гранаты, на мгновение парализующей террориста, один из сотрудников разбивает стекло бокового окна автобуса, тут же отходит и приседает под бортом. Едва в разбитое окно бойцы вставляют трап, как по нему буквально взлетают их товарищи. Первый сотрудник РОСО оказывается в полуметре от бандита, когда тот успевает развернуться в его сторону и нажать на спуск обреза. К счастью, заряд поражает лишь вытянутую ладонь. В ответ почти одновременно звучат четыре выстрела бойцов "Альфы". Обмякшее тело террориста безжизненно валится на сидение автобуса. Пахнет порохом. В салоне плохо видно из-за дыма светозвуковой гранаты. Опасаясь взрыва гранаты, о которой говорил Романов и освобожденные заложники, его тело спешно вытаскивают из автобуса. Освобожденные заложники, не веря, что все уже позади, выходят на улицу. На их лицах радость, женщина плачет... От тела бандита все отходят на безопасное расстояние, к работе приступает взрывотехник. Через некоторое время следует доклад: "Все чисто!". Романов блефовал, гранат у него не было. Его тело уносят на носилках в машину "скорой помощи".

Сотрудникам РОСО потребовалось несколько секунд на штурм автобуса, то есть значительно меньше времени, чем требуется на то, чтобы прочесть его описание. Зеваки, которых с трудом удерживало тройное кольцо, даже не поняли, что все закончилось. Напряжение нескольких часов прошло, и на бойцов "Альфы" навалилась усталость. Машинально они принимали поздравления с успешно проведенной операцией, ехидно отвечая на все вопросы киношной фразой: - Ну, что вы! Все нормально, ведь это наша работа.

 
.....