Ассоциация "АЛЬФА - Краснодар"

Буденновск

14-19 июня 1995

Штурм больницы и освобождение людей, захваченных бандой террористов во главе с Ш. Басаевым.

17 июня 1995 года

До рокового дня 14 июня об этом городке было мало что известно. "Альфа"из Москвы и Краснодара прибыла в Буденновск уже после безжалостной бойни на улицах города, когда на людей охотились, словно на диких зверей. Загнав заложников в больницу, басаевцы сразу же расстреляли находившихся в ней раненых летчиков и милиционеров. На момент захвата больницы в ней оказалось около 800 больных и 300 медицинских работников. После облавы на улицах города общее число заложников достигло двух тысяч человек.

Больница была идеальным местом отхода, где в любое время суток можно взять в заложники медицинский персонал, больных, беременных женщин и кормящих матерей, прикрыться ими, как живым щитом, и диктовать свои условия.

Добротное каменное здание, окна первого этажа на высоте 1,80 метра - и все зарешечены.. Настоящая крепость при правильной обороне. Основное здание террористы заминировали.

Еще до вторжения под крышу чеченской фирмы "Ирбис", арендовавшей склады больницы, были подвезены боеприпасы с расчетом на продолжительный бой. Уже после окончания операции сотрудники группы "А" прошлись по больнице, посмотрели, сколько выбоин и отметин от пуль террористов осталось на асфальте и стенах домов. Будто град прошел, настолько все было искромсано и истерзано... Ветераны утверждают, что огня подобной плотности не было даже при штурме дворца Амина, в Афганистане.

Взять больницу можно было только в результате войсковой операции с применением бронетехники, артиллерии и вертолетов. Наличие огромного числа заложников делало такую операцию невозможной. На этом, собственно говоря, и строился расчет террористов. Басаев не сомневался, что его ультиматум будет принят.

Вместе с "альфовцами" к операции подключили сотрудников "Веги" - то, что осталось от некогда элитного подразделения "Вымпел", фактически разгромленного после октября 93-го года. Прикрывать спецназ поручили бойцам СОБРа. Следуя во втором эшелоне, они должны были предупреждать возможные попытки террористов вырваться из окружения.

Перед атакой "Альфу" отвели от бетонных блоков, чтобы люди могли поесть, привести себя в порядок перед боем. Командир одной из штурмовых групп собрал бойцов и сказал им следующее: ""Это не антитеррористическая операция. Завтра мы идем на смерть, и большинство из вас погибнут. Тот, кто к смерти сейчас не готов, может выйти из строя. Никаких претензий к нему не будет". Никто не сдвинулся с|места. Террористы имели пособников вне стен больницы. Они-то и предупредили, что спецназ выходит на исходные рубежи. Кроме того, подвели врачи "Скорой помощи", которые стали по прямой связи предупреждать коллег, чтобы те были готовы к приему большого числа раненых. В четыре часа утра "Вега" открыла огонь, отвлекая внимание террористов на себя. Одновременно больницу с трех других направлений атаковали сотрудники "Альфы", по пути ликвидируя оставленные бандитами "растяжки".

Часть зданий больницы спецподразделение освободило. На одном из направлений группа Краснодарского отдела сумела пробиться в помещение первого этажа, но шквальным огнем остальные две группы были прижаты к земле. Им пришлось залечь на расстоянии 20-30 метров от основного корпуса. Бойцы попали в "огневой мешок". Трое сотрудников погибли.

После восьмичасового боя командир группы генерал А. Гусев приказал бойцам отойти. Сотрудникам "Альфы" не удалось освободить больницу, однако террористы дрогнули и выпустили некоторых людей, в том числе из родильного отделения. Кое-кому во время штурма удалось бежать. Потом, когда басаевцы покидали больницу, удалось подсчитать потери, которые понесли террористы. Двадцать один труп. Несколько десятков раненых, причем большинство из них, по свидетельству врачей, делавших перевязку, уже были не жильцы на этом свете - пулевые ранения в грудь и голову. По агентурным данным ФСБ, на конец июля 1995 года в банде Басаева от ран скончалось пятьдесят восемь человек. Сам "террорист № 1" как-то сказал, вспоминая этот бой: "Я понял, что такое "Альфа". 17 июня группа "А" восемь часов находилась под шквальным огнем. Почти каждый четвертый был ранен, трое убиты...

"Альфа" сделала невозможное, нанеся террористам ощутимый урон. И не ее вина, что группе не дали завершить операцию до конца. 

Воспоминания участников операции

Когда поступила команда о начале штурма, мы побежали вперед, стараясь маневрировать. Но это было очень тяжело делать из-за неровностей местности, тяжести снаряжения и штурмовых лестниц, которые несли с собой. Когда террористы открыли огонь показалось, что никто из нас не сможет добежать до укрытия. Настолько он был плотный. Спасибо нашим снайперам, которые погасили часть огневых точек и сотрудникам "Веги", которые своим огнем не давали террористам прицельно стрелять. А вот бронетехника подвела. Из трех БТР-70, которые должны были поддержать штурм огнем и расстрелять за это время, как минимум, по боекомплекту, на позицию выехал только один, и сделав пять несмелых выстрелов в сторону больницы, развернулся и уехал. Возле небольшой возвышенности, за которой мы планировали укрыться от огня, меня что-то ударило в руку. Посмотрев на нее, я увидел, что ранен, а кость предплечья раздроблена. Дальше продолжать движение я не мог и остался прикрывать огнем товарищей. Через полчаса для моей эвакуации подъехал БТР, который здесь же и сломался. Хорошо, что пространство за бугорком не простреливалось. Я не стал ждать пока его починят. Перебежками, придерживая разбитую руку, вернулся в тыл, где мне оказали медицинскую помощь

Жметкин Геннадий Савельеви
заместитель командира

Началась перестрелка. Под прикрытием пулеметов ПК, ведя огонь всеми имеющимися огневыми средствами, личный состав штурмующих групп, короткими перебежками занял позицию в строящемся подземном гараже, находящемся на удалении 20-25 метров от больницы. Здесь развернулась настоящая огневая дуэль. Мы находились настолько близко от боевиков, что могли рассмотреть их лица. Но стрелять было трудно, так как они постоянно прятались за заложников. К тому же они переоделись в форму медперсонала, что мешало отличить их от заложников. Я старался стрелять мало, чтобы не обнаружить свою позицию. Через некоторое время ко мне подошел Роман и сказал, что один боевик высунул голову между двух женщин. Сам он стрелять по нему не решался из-за большой вероятности попасть в заложниц. Я стреляю довольно метко и решил его снять. С позиции Романа действительно была видна голова боевика. Его уверенное в своей безнаказанности небритое лицо постоянно ухмылялось. Тщательно прицелившись выстрелил. Голова исчезла. Несмотря на уверения Романа, что я попал, полной уверенности у меня не было. Через десять минут из этого окна на козырек подъезда спрыгнула женщина, пролежав на козырьке около получаса, она спустилась вниз и прибежала к нам. По ее словам боевик, находившийся с ними в комнате, был убит выстрелом в голову. Огневая дуэль продолжалась. Несколько раз перед нами и за нами взрывались гранатометные выстрелы. Солнце взошло и нещадно припекало. Из больницы потянуло липким сладковатым запахом разлагающихся трупов.. Очень хотелось пить, поэтому все очень обрадовались, когда к нам каким-то невероятным образом удалось пробраться командиру. Он принес воду и крайне необходимые огнеметы РПО. Пока он шел по нему работал пулеметчик разбив стену гаража над его головой .К счастью ,командира лишь обсыпало штукатуркой. С его приходом мы почувствовали себя увереннее и стали готовиться к броску в больницу Штурм москвичей со стороны гаражей захлебнулся. Их командир связался с нашим и сказал, что теперь вся надежда на нас. Капитан Соловьёв выстрелом из гранатомета выбил входную дверь и четверо сотрудников вплотную подошли к зданию. Но внутри делать было нечего, потому что, как только бойцы подошли к первому этажу, боевики его покинули, предварительно заминировав. Лестница, идущая на второй этаж, простреливалась из двух пулеметов Боевики отлично понимали свое преимущество на больших и средних дальностях, когда спрятавшись за спины женщин и детей, можно безнаказанно расстреливать штурмующих, находящихся на открытой местности. Но они панически боялись ближнего боя, в ходе которого сотрудники "Альфы", имеющие бронежилеты, каски и главное отличные навыки ближнего огневого контакта получали неоспоримое преимущество. К окнам второго этажа подвели заложников, заставив кричать, чтобы штурм прекратили, иначе их убьют. В этих условиях и речи не могло быть о проникновении на второй этаж по штурмовым лестницам, а находиться на первом было не нужно и опасно. Из-за отсутствия связи с частью подразделений, осуществляющих огневую поддержку, риск погибнуть от своих был очень велик. Поэтому сотрудникам, подошедшим вплотную к больнице, была дана команда отойти на позиции отдела.

Виктор Лисовский
Сотрудник краснодарской "Альфы"
323

Фоторепортаж

Загрузка...