ПОСМОТРЕТЬ ФОТОГАЛЕРЕЮ САЙТА
Полковник спецназа

Люди этой профессии становятся известны, как правило, только после смерти. В полной мере это относится к полковнику Александру Волосникову, который скончался в октябре 2009 года в результате острого сердечного приступа - при исполнении служебных обязанностей. И даже его похороны, состоявшиеся в Краснодаре, оказались вне поля зрения средств массовой информации.
Последние годы Александр Викторович находился на руководящей должности в Центре специального назначения ФСБ России, отвечая за очень важный участок работы - боевую подготовку сотрудников.
Скупые строчки биографии сообщают, что родился он в 1956 году. С 1981 по 1990 год проходил службу как оперативный сотрудник КГБ Казахской ССР. Вся последующая его жизнь, до гробовой доски, оказалась связана со спецназом госбезопасности.
Весной 1990 года руководство КГБ приняло решение использовать опыт Хабаровска, где существовало представительство Группы "А", и накрыть всю территорию страны "зонтиком антитеррора". Так в Киеве, Минске, Алма-Ате, Екатеринбурге и Краснодаре появились региональные подразделения "Альфы".
С 1990 по 1992 год полковник Волосников являлся заместителем начальника регионального подразделения "А" в городе Алма-Ате (ныне - Арыстан) с зоной ответственности Средняя Азия, Казахстан, Алтайский край и Тувинская АССР. После того как в 1991 году первый командир В. Н. Зорькин уехал в Москву, Александр Викторович фактически возглавлял подразделение. При его участии и руководстве в 1992 году была проведена спецоперация по освобождению заложников и ликвидации террористов во время чимкентской операции.
В том же году Александр Викторович переехал на Кубань, где возглавил Региональный отдел специальных операций (РОСО) при УФСБ по Краснодарскому краю. В этом качестве он неоднократно руководил сложнейшими спецоперациями по освобождению заложников и нейтрализации террористов - в Буденновске и Первомайском,Краснодаре,пос.Лазаревское.
В 1999 году полковник Волосников защитил в Российской академии государственной службы при Президенте РФ кандидатскую диссертацию на тему: "Психологическое сопровождение сотрудников спецподразделений по борьбе с терроризмом".
В 2001 году его богатый опыт был востребован в Москве и Балашихе - в Центре специального назначения ФСБ…
Говоря об этом мужественном человеке и настоящем профессионале, награжденном орденами и медалями, прошедшем школу Группы "А" Седьмого управления КГБ СССР, мы хотим рассказать о двух спецоперациях, проведенных под его непосредственным руководством.
Банда рецидивистов
22 февраля 1992 года шестеро рецидивистов, которых перевозили в специальном вагоне почтово-багажного поезда Москва - Ташкент, набросились с заточками на трех конвоиров. Порезав охранников, бандиты взяли шесть пистолетов Макарова с патронами и, прихватив у начальника караула свои личные дела, на станции Шиели вырвались на свободу.
Один из уголовников решил уходить самостоятельно, вне группы, и вскоре его задержали. В районе 17-го разъезда пятеро других вышли на оживленную трассу. Там они сели в рейсовый красный "Икарус", направлявшийся из города Кзыл-Орда в Сары-Агаш. В салоне находилось тридцать пассажиров.
Преступники вполне могли уйти, не прояви бдительность водитель автобуса. Возле поселка Чиили он смог незаметно сообщить милицейскому патрулю о подозрительной пятерке. То, как он описал этих "пассажиров", не оставляло сомнений: это они.
Водителю дали команду следовать к автостанции, где будет ждать наряд милиции. Прибыв на место, шофер попросил всех пассажиров покинуть салон. В этот момент сотрудники УВД произвели несколько предупредительных выстрелов и приказали беглецам сдаться. Трое подчинились, но когда они с поднятыми руками собирались выйти наружу, их сообщники окрыли огонь.
В завязавшейся перестрелке смертельные ранения получили милиционер - старший лейтенант Муратбек Умирбеков, а также один из рецидивистов, двух других удалось скрутить. Оставшиеся в салоне решили "переквалифицироваться" (согласно Уголовному кодексу) в террористов и взяли в заложники двенадцать человек. Бандиты потребовали спиртные напитки, еду, самолет и крупную сумму денег - привычная, в общем-то, схема, а если что, пригрозили учинить кровавую расправу над заложниками. Вели они себя при этом крайне нервозно и агрессивно.
По ходу переговоров уголовников смогли убедить направить автобус в аэропорт города Чимкента. Почему туда? Только оттуда, дескать, можно отправиться самолетом за границу. Выигранное поистине драгоценное время дало возможность сотрудникам отдела "А" во главе с Александром Волосниковым и Амангали Баталовым, поднятым в 23 часа 15 минут по тревоге согласно плану "Набат", вылететь на вертолете к месту проведения специальной операции и детально подготовиться к штурму.
Первичный анализ ситуации указывал на необходимость проведения операции непосредственно в аэропорту, а не по маршруту следования автобуса. После проведения рекогносцировки решено было использовать узкое место аэродрома - ворота ограждения внешнего периметра. Всю ночь сотрудники "Альфы" тренировались на предоставленном местными властями "Икарусе".
Параллельно готовились мероприятия на случай того, что требования террористов все-таки будут удовлетворены и им будет предоставлен авиалайнер для вылета за рубеж. Для этого спецназу предоставили самолет Ан-24. Был подобран и проинструктирован экипаж, а в его состав введен сотрудник "Альфы".
В милицейской машине сопровождения, следовавшей по трассе, также находился сотрудник отдела "А". По радиостанции он информировал оперативный штаб о расстоянии, которое отделяло "Икарус" от места засады. В условиях цейтнота полковник Волосников, понимавший всю тяжесть ответственности, реально оценил шансы и убедил руководство в необходимости проведения силовой фазы операции.
23 февраля. 9 часов 20 минут. Штурмовая группа заняла исходную позицию за поставленным возле ворот "уазиком". На крышах разместились снайперы. Все готово. Спецы просчитали, что бандиты, увидев самолет, заострят на нем внимание и встанут с мест в проход. Расчет себя оправдал. Едва "Икарус" стал заезжать внутрь, как лоб в лоб столкнулся с автоцистерной ЗИЛ-131.
По команде "Штурм!" группа захвата бросилась из своего укрытия. Используя трапы, а также тактическое построение "живая лестница", бойцы разбили окна и, метнув светозвуковую гранату, броском проникли в салон. После захода первых и вторых номеров завязался огневой контакт.
Силовая фаза операции, длившейся сутки, заняла всего несколько секунд. Никто из заложников (на момент штурма в салоне находились пять мужчин, семь женщин и ребенок) не пострадал, бандиты были нейтрализованы. В подобной ситуации не было никаких оснований считать жизнь преступников более ценной, чем жизнь и здоровье захваченных ими людей.
"Уникальность этой операции заключается в том, - пишет в своей книге "Альфа - моя судьба" Герой Советского Союза Г. Н. Зайцев, - что, пожалуй, впервые в мировой практике был осуществлен успешный штурм захваченного террористами автобуса. Для сотрудников отдела "А" он явился пробой сил, от результатов которой зависели не только жизни заложников, но и право специального подразделения на дальнейшее существование".
Волк-одиночка
27 марта 1999 года уставшие от зимы краснодарцы старались выехать за город - на дачи или просто погулять на природе. Примерно в час дня к городу подъехал "Икарус" маршрута Ростов-на-Дону - Темрюк. На посту ГИБДД в автобус вошли два милиционера и стали проверять документы. Когда обычная процедура уже подходила к концу, один из пассажиров выхватил нож и нанес инспектору резаный удар. Через секунду у него в руках был обрез охотничьего ружья двенадцатого калибра. В тот момент никто еще не знал, что перед ними был преступник, на счету которого не одно убийство.
Приставив обрез к голове 16-летней девушки, преступник объявил, что все пассажиры являются его заложниками, и потребовал, чтобы сотрудники милиции убрались из автобуса. Не желая подвергать опасности жизнь пассажиров, милиционеры подчинились террористу, но заблокировали дорогу металлическими лентами с шипами. Тогда террорист под угрозой убийства девушки заставил выйти из автобуса ее мать и передать его требование - убрать ленты с дороги. По приказу преступника водитель направил автобус в сторону Славянска-на-Кубани.
Путь его оказался недолгим. На пересечении Дзержинской и Стахоновской улиц дорогу бандиту перегородили два грузовика. Одновременно с этим были пробиты все колеса автобуса. В ответ преступник открыл по милиционерам огонь. В городе был введен план "Гроза", и все спецподразделения подняты по тревоге.
Когда террорист немного успокоился и прекратил беспорядочную стрельбу, сотрудники отдела борьбы с терроризмом УФСБ по Краснодарскому краю и уголовного розыска вступили с ним в переговоры. Вопреки распространенному сценарию захватов заложников, преступник не стал требовать валюту, наркотики и самолет для немедленного вылета за рубеж. Он потребовал… сменить колеса и продолжить движение автобуса по направлению Славянска-на-Кубани. Там была его семья. Пока длились напряженные переговоры, личность террориста была установлена. Им оказался 33-летний Константин Романов, дважды судимый за разбой и вымогательство. В этот момент его разыскивало Ростовское ГУВД за совершение ряда заказных убийств.
Для проведения операции по освобождению заложников был создан оперативный штаб под руководством начальника Управления ФСБ России по Краснодарскому краю генерал-лейтенанта В. Воронцова. В срочном порядке семеро сотрудников дежурной группы краснодарской "Альфы" выехали к месту происшествия. Быстро провели рекогносцировку. Снайперы заняли боевые позиции. В то же самое время была поднята по тревоге и остальная часть подразделения. Действиями своих подчиненных непосредственно руководил Александр Волосников.
Не прошло и часа, как к штурму было все готово. После долгих переговоров Романов выпустил из автобуса двух женщин. Они были близки к истерике. В заложниках продолжали оставаться четверо мужчин, женщина и ее шестнадцатилетняя дочь. Террорист утверждал, что у него в запасе есть граната Ф-1, другое огнестрельное оружие, и что терять ему, дескать, нечего.
Обе женщины подтвердили информацию о гранате, поскольку, по их словам, в правой руке террорист держал обрез, а левая рука все время находилась в кармане куртки. Было известно и то, что преступник ни на минуту не отпускает от себя девушку, прикрываясь ею, как живым щитом.
В какой-то момент Романов потребовал предоставить ему другой автобус. Полковник Волосников согласился на это требование террориста. Снайперы получили приказ уничтожить бандита в момент его перехода из одного автобуса в другой, если можно будет при этом избежать риска для жизни заложников.
Водителем второго автобуса был назначен сотрудник РОСО, который перед обезвреживанием преступника должен был взорвать светозвуковую гранату, закрепленную под передним бампером. Внутри автобуса разместились четверо сотрудников "Альфы", готовые мгновенно нейтрализовать террориста.
Но Романов отказался от своих прежних намерений. Он стал требовать замены колес у первого автобуса. Для этого он выпустил из салона двух водителей, которые подтвердили, что преступник действительно вооружен и настроен очень решительно.
Неожиданно из автобуса вышла еще одна женщина. Террорист выпустил мать девушки, чтобы она принесла ему водки и бутербродов. Приняв водки и закусив, Романов объявил, что, если через сорок минут ремонт колес не будет закончен, он начнет убивать заложников. В ту же секунду бандит впервые отпустил от себя девушку, но снайпер воспользоваться этим моментом не мог, поскольку из-за зашторенных окон он не имел достаточного обзора.
На месте событий постоянно находился губернатор Краснодарского края Николай Кондратенко. Он предложил руководителям операции любые имеющиеся у него возможности для того, чтобы уменьшить риск для жизни заложников во время проведения операции. Но переговоры с террористом зашли в тупик. Слова, сказанные Романовым, развеяли остатки надежды на возможность договориться с ним. "Все мои требования, гражданин начальник: дай возможность сдохнуть" - так заявил он сотрудникам спецподразделения. Какие тут могут быть варианты, все и так ясно: уголовник решил "уйти красиво".
Было около шести вечера. Еще немного, и начнет темнеть. Тогда штурм станет невозможен. Перегруппировавшиеся сотрудники "Альфы" напряженно ждут команды. До боли в глазах вглядываются в оптику снайперы, докладывая полковнику Волосникову о перемещении террориста по салону автобуса. И после того как Романов отказывается обменять шестнадцатилетнюю девушку на начальника уголовного розыска полковника Татаркулова, штаб операции получает "добро" на штурм.
…Прямо в лобовое стекло автобуса бьет автоматная очередь. Террорист не знает, что это - отвлекающий маневр. Поэтому он поворачивается на выстрелы и стреляет в ответ. Он не успевает среагировать на группу захвата, подобравшуюся с левого борта "Икаруса". Здесь у каждого своя локальная задача, отработанная до автоматизма.
"Вслед за взрывом светозвуковой гранаты, на мгновение парализовавшей террориста, один из сотрудников разбивает боковое стекло автобуса, тут же отходит и приседает за борт. Едва к разбитому окну приставили трап, как по нему буквально влетают бойцы. Первый сотрудник "Альфы" оказывается в полуметре от бандита, тот успевает развернуться в его сторону и нажать на спуск обреза. К счастью, заряд поражает лишь вытянутую ладонь. В ответ почти одновременно звучат выстрелы четырех бойцов "Альфы".
Обмякшее тело террориста безжизненно валится на сиденье автобуса. Пахнет порохом…"
Зеваки, которых с трудом удерживало тройное кольцо оцепления, даже не поняли, что все уже закончилось. Опасаясь взрыва гранаты, о которой говорили Романов и освобожденные заложники, его тело спешно вытаскивают из автобуса.
Все отходят на безопасное расстояние, и к работе приступает взрывотехник. Через некоторое время следует доклад: "Все чисто". Романов блефовал, гранаты у него не оказалось. Тело уносят на носилках в машину "скорой помощи". Для полковника Волосникова и сотрудников краснодарской "Альфы" это было работой. Для заложников - тяжелейшим стрессом.
Все, кто знал Александра Викторовича Волосникова, искренне скорбят в связи с его безвременной кончиной. Вечная память!

 
.....