ПОСМОТРЕТЬ ФОТОГАЛЕРЕЮ САЙТА
Командировка на войну.

9 января 1996 года стало серьезным испытанием для сотрудников спецподразделения по борьбе с терроризмом в г. Краснодаре. Еще не совсем улеглись воспоминания о штурме больницы, занятой террористами Шамиля Басаева в г. Буденновске, а судьба готовила уже свой очередной "подарок".

В этот день, 9 января, личный состав отдела был поднят по тревоге. В первые минуты после прибытия на базу многое в обстановке было еще непонятно, но все уже знали: повторяется ситуация, аналогичная Буденновску.

Тоже захват заложников группой террористов и излюбленный ими метод войны с женщинами, детьми и больными. Только на этот раз вместо Ш. Басаева на арену вышел еще не известный многим Салман Радуев.

Сборы, как всегда, были недолгими. В 11-45 группа сотрудников отдела, экипированная по полной боевой выкладке, вылетела в Махачкалу. В 15-45, после прибытия в Управление ФСБ по Республике Дагестан и ознакомления с оперативной обстановкой (террористы еще удерживали здание больницы в г. Кизляре), руководством группы был разработан план необходимых мероприятий, и поступил доклад начальнику Антитеррористического Центра ФСБ России В.М. Зорину о готовности к выполнению боевой задачи по освобождению заложников.

Позже в город Махачкалу прибыли подразделения Управлений "А" и "В". Начальник АТЦ В.М. Зорин провел совещание с личным составом штурмовых групп, после которого стало очевидно, что ситуация не из легких.

В ночь на 10 января группа совместно с московскими коллегами выехала на автобусах в г. Кизляр. Тогда, еще в автобусах, многие и не догадывались, насколько молниеносно будет меняться ситуация, а пока шел настрой на подготовку к штурму. После событий в Буденновске многие понимали, что это будет нелегко, ситуация повторялась. Опять большое количество заложников, опять озверевшие террористы, одурманенные наркотиками и религиозным фанатизмом.

Но судьба готовила уже новое испытание. Прибыв в г. Кизляр ранним утром, все с удивлением узнали, что террористы уже оставили больницу и с большим количеством заложников, на автобусах, в сопровождении сотрудников МВД Дагестана, выдвинулись в сторону чеченской границы.

Началось преследование. Непонятно было одно: почему колонна с террористами достаточно быстро прошла все посты на территории Дагестана, в то время как нашу колонну постоянно тормозили и проверяли, в результате чего террористам удалось оторваться от погони, и казалось, что их уже не догнать.

Но тут колонна с террористами уперлась в разрушенный мост на самой границе с Чечней в районе населенного пункта Первомайский. По информации штаба мост был предварительно разрушен вертолетами федеральных войск, ими же и была обстреляна головная машина террористов. Нам представился шанс настигнуть их, и опередив, устроить на следующем участке засаду. В экстренном порядке рассматривались возможные варианты огневого контакта, но ясно было одно: что даже при численном превосходстве штурмовых групп и выгодном их расположении возможны большие потери среди заложников, а значит и вся операция находилась под угрозой провала. Поэтому после долгих раздумий руководство отказалось от штурма колонны в движении.

А тем временем поменялась и оперативная обстановка. Террористы, выдвинув как всегда невыполнимые требования, приняли решение закрепиться в населенном пункте. Тактически они действовали грамотно, тем более, что в их распоряжение поступил целый арсенал стрелкового оружия, включая АГСы, гранатометы и даже БТР, доставшийся им от захваченного блокпоста, на котором несли службу сотрудники Новосибирского ОМОНа.
Вновь надо было принимать решение о дальнейших действиях. К сожалению, заминка в его принятии (целых 4 дня) привела к тому, что боевики, используя заложников и пленных милиционеров, успели за это время значительно укрепить оборону населенного пункта, который сам по себе занимал выгодноед стратегическое положение: огромное количество обводных каналов значительно затрудняло использование боевой техники, а открытая местность перед поселком практически не допускала скрытое выдвижение штурмовых групп к объекту.

Пока чеченцы готовились к длительной обороне, уничтожая припасы местных жителей, штурмовым группам приходилось довольствоваться неудобными креслами в автобусах да скудным запасом продуктов, состоящих из сухпая и того, что "бог послал". Примечательно, что многие вспоминали старые фильмы про войну, где заботливый усатый старшина подвозил горячую кашу и чай прямо на боевые позиции. Мы такой роскоши были лишены. Несколько банок каши с мясом, подогретых на пламени горелки в цинке из-под патронов - вот и весь сервис. Однако, несмотря ни на что, боевой дух подразделения от этого не страдал, и чем на больший срок затягивалось время принятия решения о штурме, тем больше хотелось приблизить его.

И такой день наступил. В ночь на 15 января нашему отделу была поставлена боевая задача по входу в поселок Первомайский и проведению "зачистки" двух кварталов в его юго-восточной части. В связи со спецификой поставленных задач наша группа была передана в оперативное подчинение подразделениям "Вымпел" и СБП и должна была выдвигаться во втором эшелоне, занимаясь в основном освобождением заложников в захваченных террористами зданиях. Роль первого эшелона выполнял 6-й отряд спепдодразделения МВД "Витязь". Особенность штурма была в том, что прежде чем добраться до террористов, предстояло хотя бы для начала выйти на окраину села, а двигаться надо было практически по открытой местности. Все прекрасно понимали, что эта операция уже выходит за рамки специальной и превращается в армейскую крупномасштабную операцию по "зачистке" населенного пункта. Когда трое из нашей группы проводили доразведку села с вертолета, было прекрасно видно, что чеченцы достаточно серьезно подготовились к отражению штурма: сеть разветвленных ходов сообщения, укрепленные огневые точки - все это предвещало тяжелый бой и большие потери.д Рано утром 15 января началась подготовка к штурму, как и положено, с артобстрела вычисленных огневых позиций и боевой работы вертолетов, обрабатывающих особо опасные участки и места скопления боевиков. Штурмующие группы встретили яростное сопротивление. Практически с первых минут штурма были подбиты две единицы бронетехники. Плотный огонь заставлял атакующих прижиматься к земле, поэтому практически весь день прошел в огневых дуэлях.

16 января в 9-00 была предпринята повторная попытка штурмовых групп войти в село. Благодаря мужеству наступающих она была более успешной, хотя подразделения понесли первые боевые потери. Бой шел за каждый квартал, за каждый дом. Система оборонительных сооружений, предусмотрительно созданная террористами, позволяла им активно противостоять наступающим подразделениям.

Ближе к полудню стало ясно, что и сегодня не удастся полностью взять под контроль весь поселок. Беда еще и в том, что между подразделениями обозначился сильный разрыв, и появился риск контратаки боевиков и расчленения фронта наступающих. В 18-00 было принято решение отойти на границы поселка и закрепиться там до следующего штурма.

Эта ночь запомнилась многим. Усталость и напряжение предыдущих дней, не прошедший азарт предыдущего боя, жуткий холод (ночью, как назло, упала температура, и пошел снег), отсутствие горячей пищи и воды - вот неполный перечень стрессовых факторов, которым подверглись сотрудники подразделения. Но у всех теплилась надежда, что завтра будет возможность довершить штурм, выбить боевиков из поселка и покончить с ними.

Увы, и на этот раз надежда не оправдалась. Встретив ожесточенное сопротивление террористов, успевших отойти от предыдущего штурма и подготовиться к новому, наступающим пришлось вновь отбивать, теряя товарищей, те самые позиции, которые накануне с таким трудом были очищены от бандитов. В результате несогласованной работы вертолетов огневой поддержки и д отсутствия бронетехники штурм снова захлебнулся. Ближе к вечеру 17 января был отдан приказ отхода на границу поселка. Штурм перенесли на утро 18 января.

Все прекрасно понимали, что этот штурм будет последним, очевидно, понимали это и террористы. В ночь на 18-е ими была предпринята попытка выйти из огневого кольца. В качестве отвлекающего маневра они направили небольшую группу, которая обстреляла колонну автобусов, где находились ожидающие штурма подразделения. Выстрелом из РПГ был подожжен УАЗик МВД Дагестана, погибло несколько милиционеров. Одновременно основная группа террористов предприняла попытку прорваться на территорию Чечни. К сожалению, несмотря на яростное сопротивление десантников, находившихся в оцеплении вокруг поселка, им это удалось.

18 января 1996 года начался последний штурм поселка Первомайский,
скорее всего его "зачистка", так как основная масса боевиков к этому времени уже покинула населенный пункт. Соблюдая все меры предосторожности, наша группа вышла на северо-восточную окраину поселка и затем продолжила движение на север. В 15-50 операция по "зачистке" села и освобождению заложников полностью завершилась.

Хочется отметить, что наш отдел получил достаточно высокую оценку со стороны руководства АТЦ, а также со стороны штурмовых групп соседних подразделений. Несмотря на то, что мы должны были идти во "втором эшелоне", эта линия стерлась практически в самом начале штурма. Бойцы нашего подразделения шли в бой вместе с солдатами "Витязя", проявляя мужество, действуя грамотно и решительно.

В ходе штурма были ранены два сотрудника подразделения. К счастью, оба ранения оказались достаточно легкими. Командир подразделения до последней минуты находился с личным составом, и только тяжелая болезнь (обострился аппендицит и начался гнойный перитонит) заставила его покинуть поле боя, где в полевом госпитале он был срочно прооперирован.

19 января, стоя у борта самолета в аэропорту г. Махачкалы, даже не верилось, что все осталось позади. Еще не остыл боевой порыв, еще в душе осталась горечь от не совсем удачного финала операции (слишком большой ценой заплатили спецподразделения за этот штурм). Но как бы там ни было, мы с честью выполнили поставленную задачу. Всегда будем на голову выше террористов, сильнее их умением и боевым духом.


Виктор ЛИСОВСКИЙ


 
.....